feofanka (lis73) wrote,
feofanka
lis73

Я тебя вижу

Я закрыла глаза и начала придумывать свой конец чужого романа. Но я же сказал Шагиняну, что выиграл солонку в карты. Другим близким после отца человеком для девочки стала ее няня Даша. Что до него, то он не попадется на ее слезливые заверения в собственной невиновности. Особое внимание уделялось ставшим уже традиционными связям с купленными ментами и прокурорскими чинами – в Москве начала девяностых куплены они были почти все. – А мне и показалось, что я была там десять лет. Могу ли я действовать от вашего имени, или мне найти другое прикрытие? Сам-то я вряд ли представляю для озабоченных проблемой сбыта товара людей сколь-нибудь серьезный интерес. А с чего ты вдруг вздумал со мной откровенничать? – Твоя смерть мне пока невыгодна, Косоуров. Он стоял на том же месте, откуда пять минут назад прогнали Серафиму, и явно прислушивался к тому, как допрашивают администраторшу. Кстати, я вот хотела с матерью ее поговорить – не подскажешь адрес? Или хоть телефон? – Да я тебе вообще больше ничего говорить не буду! Только сам себе проблемы создаю. Наверное, если бы Адвокат сунул в окошко гремучую змею или гранату со снятой чекой, барышня испугалась бы меньше. – А кто докажет? – уставилась на нее торговка долгим немигающим взглядом. – Серафима с упоением откусила кусок жареной рыбы и зажмурилась. Пассажир ждал его возле подъезда, так что потратил он на дорогу минут пять. Есть даже вор в законе. Естественно, что моему имени она не соответствует, так как это не моя вещь, а вещь Людмилы. Впереди целый день, который можно провести так, как ему вздумается. Дворецкая почувствовала себя смертельно усталой. «Помни А. – Ну, между Светкой и Андреем точно никаких разборок не было, потому что он сам мне говорил, что не хочет ее видеть, а как там с Олегом было – не знаю. – Олег Валентинович! – пискнула Мариночка, делая шаг назад. Думаю, если бы вы узнали точку зрения мужчины, у вас было бы куда меньше проблем с вашим мужем. Он кривил душой, поскольку прекрасно знал, что Анастасия повела себя в высшей степени благородно. Майне наме ист Татьяна Иванова. Рядом стояла женщина лет сорока. Я, может, первый раз в жизни влюблен. Что ему ваши «строительные войны» с мэрией и проигранные арбитражные дела? Он лишился денег и лишился надежды. Весь день воздух был сгустившимся и напряженным, а теперь наконец-то наступило облегчение.. Да еще самоубийство это.
Tags: Самое свежее, Узнай первым!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments