feofanka (lis73) wrote,
feofanka
lis73

Первое препятствие было преодолено

Я не делал из своих планов секрета, поэтому в ресторане, где я сейчас работаю, многие знали, что я собираюсь в Тарасов. Он ушел, оставив недавнего собеседника в одиночестве. – С какой стати я буду обманывать человека, который щедрой рукой сыплет мне в карман зеленые? Разрешите приступить к выполнению задания, товарищ майор? – Приступайте,– равнодушно бросил мой наниматель. Но наехать никак не получалось – кроме огневой мощи мобильной «бригады» и баснословных денег, на которые беспредельщик содержал нужных людей в ментовке, у Длугача имелся еще один серьезный козырь: он был безусловным ставленником «лаврушников», то есть «законников» с Кавказа, которые, исподволь поддерживая русского беспредельщика, незримо укрепляли свои позиции в столице. – Сок, только сок, – ответил Солоник и, перехватив вопросительный взгляд, пояснил: – Спиртного не употребляю и не курю. Вы хотите что-то сказать по данному поводу? А что он мог сказать? И что обычно говорят в таких случаях? «Нет, этого не может быть!» – услужливо подсказывал внутренний голос нужную фразу. Его молчание мне не нравилось, потому что все, что он не решался сказать сейчас Трофиму, он наверняка выскажет потом мне, втайне страдая от того, что я стала невольным свидетелем его малодушия. Мы поели, Михаил пил чай, а я, глядя в окно, пыталась вспомнить мысль, которая мелькнула и исчезла. – Ладно, я тебе верю. Четвертый. Можно надеяться, что здесь она больше не сотворит ничего подобного. Если о вашей активности узнают мои боссы, то за ваши жизни я не дам и медного гроша. Ну и что теперь делать собираешься? – Срок тянуть, – кивнул Солоник, не понимая, к чему вообще разыгрывается этот спектакль. – Да не волнуйся ты! Я уверена, что ты ее даже не знаешь. К сожалению, вопреки намекам, которые делал Игорь, у меня было не так уж много сообщений для моей собеседницы. – Не все так просто. Для него же конфиденциальность превыше всего, а невнимательных гостей, которые теряют «пропуск», он всегда умел наказывать. Останешься на стреме. Данилкина не любила ворошить прошлое, но иногда оно само собой врывалось в ее жизнь. – Наташа? – Я перебирала в уме всех своих подруг с таким именем. Видать, меня умаслить хотела. Это одежда рабов. Понимая, что выглядит глупо, хватаясь за занятие, в чрезмерном пристрастии к которому никогда не был уличен, Дмитрий был вынужден подчиниться. Его подставили, а девушку, которая была к нему неравнодушна и, кто знает, возможно, знала что-то такое, что могло бы ему помочь, убрали. До крайности озадаченная Дубровская уселась напротив него, а руки сложила на коленях. – У тебя что, ломка будет? – Нет, упаси бог, я так – балуюсь. Я выскочила в коридор, чашка полетела мне вслед. Все они оценят твою красоту и недоступность, а кто-то из них, вероятно, пожелает лично с тобой познакомиться.. «Если что-то пойдет не так, старуха засвидетельствует, что видела меня вечером живой и невредимой», – подумала Лиза и даже обрадовалась нечаянной встрече.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments