feofanka (lis73) wrote,
feofanka
lis73

Ну не беда, на воле он займется здоровьем.

В 1993 году, после расстрела Глобуса, памятуя, что свято место пусто не бывает, московские паханы прочили на место покойного братьев Браунов, людей, с точки зрения воров, авторитетных и правильных, несомненных лидеров архангельской братвы. Коридорный, привычно прошмонав подследственного, поразился, заметив на его лице блуждающую улыбку: прежде этот человек еще никогда не улыбался столь загадочно. Что вообще с ним произошло? Вдруг его тоже. Я не удержалась от соблазна посмотреть в «глазок». Уж наверняка не та, которая красуется по телевизору. Приглушенный свет, проникавший через дверной проем, делал эти контуры необычайно рельефными и выпуклыми. А это означало, что мне не стоит создавать образ женщины-вамп, обольстительницы и стервы. Она уже не казалась мне красивой. Из всех ее речей я смогла понять только одно – в доме Демьянова после моего ухода разразилась какая-то жуткая трагедия. Она боялась, как бы у ее босса не развилась мания преследования. – Только отойдем чуть подальше, а то здесь народу – не протолкнуться. Дворецкая вовремя подкидывала ей корм, холила и лелеяла ее. И я действительно твой Ангел-хранитель. И что? Все у парня отлично работает, я ж тебе говорила, девки виснут на нем, как и раньше. Рядом с ней искрился жизнелюбием Афонин. Залетных пытались было поставить на место, но выяснилось странное, на первый взгляд, обстоятельство: по слухам, правда, непроверенным, шадринских крыл не кто иной, как Сергей Иванович Тимофеев, более известный всей столице как Сильвестр или Сережа Новгородский. – Накладочка вышла, – усмехнулась Анна. Я достала мобильный. Кажется, я напала на след! Все-таки зажигалка принадлежит Демьянову. Карающая десница. – Возможно, Виталий считал иначе. Действительно, как уже сумела убедиться Дубровская, все заключенные женщины попали сюда по недоразумению. Только бы он оказался дома! – Андрея нет, – сообщила Ольга Сергеевна. – О чем ты? – Да так, ни о чем, просто мысли вслух, забудь, – ответила я, осознав, что допустила непростительную оплошность. Та оказалась довольна. – Кажется, я здесь третий, а потому лишний, – философски заметил старик-сосед и попятился назад. На той фотографии, которую мне дала Лидия Петровна, он был моложе, и черты лица еще так не кричали о его скверной душе.. Инга пыталась найти ему занятие и, помнится, даже выделила ему кругленькую сумму.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments